Слабый пол не такой уж и слабый

 

В наши дни многие представительницы так называемого слабого пола стремятся сделать своей профессией журналистику. Они «рулят» в прессе, на радио и телевидении. А ведь всего один век назад (по историческим меркам — короткий срок) женщины только-только начали пробивать себе путь в эту сугубо мужскую профессию. И некоторые ради признания своих талантов были готовы на невероятные подвиги, порой граничащие с безрассудством.

Тоже человек!

Таким безрассудством обладала Нелли Блай, которую называли не иначе как Мисс Сенсация. В журналистику она попала исключительно благодаря своим природным талантам. В 1880 году 16-летняя девушка по имени Элизабет Джейн Кохрейн написала заметку в газету «Питтсбург диспатч» в ответ на возмутившую её статью по женскому вопросу. Суть эмоционального выступления юной американки сводилась к тому, что женщина тоже человек, а не глупое, хотя и прехорошенькое создание, чей удел — ублажать мужчину и вышивать крестиком. Статья была подписана псевдонимом «Одинокая сиротка». Материал настолько впечатлил главного редактора, что в результате девушка получила постоянную работу и взяла другой более звучный псевдоним — Нелли Блай.

Однако попытки Нелли писать злободневные репортажи о положении работниц на фабриках всячески пресекались. Тогда молодая журналистка настояла на том, чтобы её послали собкором — в Мексику. За полгода работы ъэтойттране девушка умудрилась нажить себе врагов в лице представителей мексиканских властей и была депортирована. После чего уже в США она выпустила книгу «Полгода в Мексике», в которой объявила Порфирио Диаса, тогдашнего главу государства, тираном, угнетающим свой народ.

Безнадёжный случай

Но книга не изменила ничего в жизни Нелли. Её быстро вернули с небес на землю и снова заставили писать о том, что её нисколько не трогало. Тогда в 1887 году Нелли бросила все и уехала в Нью-Йорк. Помыкавшись примерно четыре месяца без работы, наша героиня нашла-таки себе место и не где-нибудь, а в газете Джозефа Пулицера «Нью-Йорк Уорлд». А чтобы доказать свою профпригодность, решилась на невиданный эксперимент. Её целью было вывести на чистую воду заподозренную в злоупотреблениях администрацию женской психбольницы на острове Блэкуэлл. Чтобы проникнуть туда, Нелли решила… прикинуться сумасшедшей!

Переодевшись в бродяжку, журналистка пошла в ночлежный дом. А уже наутро её оттуда увозила полиция, которую вызвали работники дома, заявившие, что к ним забрела шизофреничка. По решению суда был собран целый консилиум психиатров, который однозначно признал: безнадёжный случай! И Нелли отправили прямиком туда, куда она и хотела попасть. Десять дней, которые девушка провела в психушке, потрясли её до глубины души. Грязь, холод, тухлая еда, крысы, издевательства персонала. Нелли убедилась, что жизнь в таком заведении свела бы с ума кого угодно.

А вы знали об этом?  Святой князь-воевода Всеволод Псковский

«Предполагается, что в это место отправляют женщин на излечение, — написала Нелли в своём репортаже. — Я бы предложила специалистам, поместившим меня сюда, посмотреть, что бывает с человеком, которого заставляют с 6 утра до 8 вечера сидеть неподвижно на лавке, которому запрещают двигаться, разговаривать, читать, которого кормят всякой дрянью и подвергают жестокому обращению. Как долго такой человек способен сохранить рассудок? Уже через пару месяцев он превратится в развалину».

Нелли выпустили из больницы по требованию её редакции. Она написала репортаж, который произвёл настоящую сенсацию. Было проведено официальное расследование, и государство выделило дополнительно 850 тысяч долларов на переустройство психиатрических клиник. А Нелли превратилась в знаменитость и вошла в историю как родоначальник жанра журналистских расследований.

Вокруг света за 72 дня

А в 1889 году, уже на гребне своей славы, она совершила ещё один невероятный по тем временам поступок для женщины — в одиночку отправилась в кругосветное путешествие! Её целью было побить рекорд Филеаса Фогга, придуманного Жюлем Верном литературного персонажа, который обогнул земной шар за 80 дней. Нелли плыла на пароходах, ехала на поездах, тряслась на рикшах и шла пешком. И отовсюду, по возможности, отсылала в свою редакцию очередной репортаж. Вся Америка следила за её передвижениями, а газета даже объявила конкурс, пообещав бесплатную поездку в Европу тому, кто угадает, за сколько дней Нелли пройдёт свой маршрут.

Уже на полпути где-то в Гонконге Нелли узнала, что у неё есть соперница. Журнал «Космополитен» одновременно с «Нью-Йорк Уорлд» послал в такую же кругосветку свою сотрудницу Элизабет Бисланд, только в обратном направлении. Обе «марафонки» двигались почти с одной скоростью, но в какой-то момент конкурентка не успела сесть на корабль и безнадёжно отстала на целых четыре дня.

На финише в Нью-Йорке Нелли встречала ликующая толпа. Сам Жюль Берн, у которого она по дороге взяла интервью, прислал ей поздравительную телеграмму.

А вы знали об этом?  Деменция или планета маразматиков

Путешественница уложилась в 72 дня с «хвостиком» и установила тем самым мировой рекорд.

 

Что ж, Нелли Блай преуспела в журналистике и заткнула за пояс многих своих коллег-мужчин. Но потом случилось странное: она вышла замуж и бросила любимое занятие. Может быть, ей просто уже не удавалось побить собственные рекорды и последующие репортажи перестали привлекать публику. А может быть, она просто прельстилась миллионами своего жениха — магната Роберта Симена, который был старше её на 42 года. Вполне предсказуемо, что Роберт умер гораздо раньше жены, и Нелли продолжила его дело. Но не заметила, как её подчинённые разворовали всё, что можно, и была вынуждена объявить свою компанию банкротом.

Потеряв все деньги, Нелли попыталась вернуться в журналистику. Однако былого успеха уже не было. Впрочем, кто знает, как сложилась бы её дальнейшая жизнь, если б не внезапный конец. В 1922 году Нелли Блай умерла от пневмонии. Ей было 57 лет.

Сапёр Дороти

И всё же нельзя не признать, что жизнь Нелли Блай удалась, и её амбиции были полностью удовлетворены. Но не всем сорвиголовам так везло. Не меньшей склонностью к авантюрам отличалась, например, англичанка Дороти Лоуренс.

Ради яркого репортажа 17-летняя девушка рискнула собственной жизнью и отправилась… прямиком в окопы Первой мировой войны! В начале XX века женщины не допускались на фронт. В таких обстоятельствах Дороти понадобилась изрядная смекалка, чтобы добиться своей цели.

Как журналистке без всяких официальных бумаг из редакции проникнуть на передовую? Только переодевшись мужчиной! Летом 1915 года Дороти, уже в Париже, познакомилась с двумя солдатами. Узнав о её планах, они восхитились дерзостью девушки и рассказали, как должен выглядеть настоящий солдат.

Дороти сшила себе корсет из ваты, скрывавший формы, отрезала кудри, а в лицо и руки втерла дезинфицирующее средство на основе марганцовки, чтобы кожа побурела. Подбородок она поскребла бритвой, специально оставив порезы — якобы от неудачного бритья.

По её просьбе солдаты помогли ей раздобыть форму сапёра. Девушке удалось даже подделать приказы, по которым данный солдат направлялся в нужную ему часть. Целью Дороти был 179-й сапёрный полк, который стоял в деревне Альберт в районе реки Соммы. Именно там, на Сомме, через год состоялось одно из самых кровавых сражений в истории войны. По дороге она познакомилась с сапёром Томми Данном и раскрыла ему свой секрет. Парень так восхитился отвагой девушки, что взялся ей помогать. С его помощью Дороти проникла в полк и оказалась на передовой.

А вы знали об этом?  Десять ужасных профессий. А вы как зарабатываете?

Из окопов в психушку

Однако свою миссию журналистке завершить не, удалось. Хрупкая девушка физически не выдержала неустроенной солдатской жизни. За две недели пребывания на фронте, она измучилась желудочными проблемами и стала периодически терять сознание. Было ясно, что во время одного из приступов её наверняка разоблачат. И кто знает, как к ней, женщине, отнесутся солдаты-мужчины, практически одичавшие в этом аду. Дороти пришлось сдаться командованию.

Её отправили за линию фронта в штаб армии, где по решению военного суда сначала поместили в монастырь, а потом переправили через Ла-Манш на родину.

Дороти могла бы прославиться как первая и единственная английская женщина, побывавшая на фронте. Эммелин Панкхерст, лидер британских суфражисток, предложила ей выступить перед публикой. Но Дороти столкнулась с непреодолимым препятствием: военное министерство Великобритании запретило ей до окончания войны разглашать какие-либо сведения о том, что она видела на фронте, — ни в публичных выступлениях, ни в газетных статьях. Когда же войне пришёл конец, ситуация в обществе изменилась. И книга воспоминаний «Сапёр Дороти Лоуренс», которая вышла в 1919 году, уже была никому не нужна: люди мечтали о мире и хотели забыть страшное прошлое.

Мечты о славе рассыпались в прах. Мало того, Дороти осталась почти без денег. В 1925 году она жила в скромной съёмной квартире на севере Лондона. Неудача настолько её подкосила, что начала сдавать психика. Поведение Дороти становилось всё более непредсказуемым и опасным.

Ухаживать за ней было некому: семьёй она так и не обзавелась, а мать умерла, когда Дороти было 13 лет, и девочка воспитывалась при церкви. Несчастную всеми забытую героиню войны поместили в сумасшедший дом. Там она провела оставшиеся 39 лет жизни и умерла в 1964 году. Её похоронили в общей могиле для бедняков на одном из лондонских кладбищ.