Золото гетмана Полуботка

Золото гетмана Полуботка

По свету бродит немало историй о заклятых кладах, взять которые невозможно, даже если найдёшь, где они спрятаны. Стерегут сокровища силы потусторонние, и не дастся клад в руки, если не знаешь, как снять заклятие, наложенное на него хозяином, если не скажешь слово заветное. А ошибёшься — уйдёт клад в землю, скроется навсегда от глаз людских, да и сам навеки сгинешь.

История сокровищ украинского гетмана Павла Полуботка гораздо тривиальнее. Спрятаны они не в земле, а в сейфах, охраняет их не заклятие, а банковский договор, что оказывается прочнее всяких колдовских чар. Почти за три столетия так никому и не удалось добыть эти сокровища.

Смерть в застенке

Павел Полуботок родился в знатной и богатой семье. Его дед Артемий был сотником Черниговского полка, отец Леонтий — переяславским полковником и генеральным бунчужным. Сам Павел Леонтьевич сделал блестящую карьеру.

Он получил неплохое для своего времени образование, был неглупым и осмотрительным, умело ориентировался в политических хитросплетениях. Вначале он поддерживал печально известного гетмана Мазепу. Но после измены последнего вовремя открестился от него и даже сумел завоевать доверие Петра I.

Посему российский император пожаловал По-луботку город Любеч, несколько сел (более 200 дворов) и большие земельные угодья. В одночасье Павел стал одним из первых богачей Малороссии, жил на широкую ногу, щедростью своей привлекая к себе немало сторонников.
В 1722 году, после смерти гетмана Войска Запорожского Ивана Скоропад-ского, Полуботок стал временным наказным атаманом.

И тут, очевидно, у него закружилась голова на вершине власти, и он осмелился вступить в открытый конфликт с бригадиром Вельяминовым — главой Малороссийской коллегии — органа, учреждённого Петром I. Полуботок слал в канцелярию императора жалобы о том, что коллегия якобы сильно притесняет казаков и вмешивается в управленческие дела самого гетмана. И потому неплохо бы её, эту коллегию, упразднить.

Но у Петра I было своё мнение по этому поводу. И вскоре гетман получает царский приказ: «Полковник Полуботок и старшина, невзирая на данные им наши указы, послали некоторые указы без совету с президентом коллегии, того ради велено для ответу быть сюда полковнику Полуботку, писарю Савичу и генеральному судье Чарнышу».

В августе 1723 года Полуботок с товарищами прибыл в Петербург. Поначалу их приняли довольно радушно. Но в конце месяца в Тайную канцелярию поступило письмо, в котором гетман обвинялся в сношениях с бывшим писарем Мазепы Орликом. Пётр I, помня измену Мазепы и прежнюю его близость с Полуботком, не усомнился в правдивости доноса и начал следствие.

А вы знали об этом?  Святогорская лавра: чудотворные святыни обители

В ноябре казаки были арестованы и заключены в Петропавловскую крепость.
А тем временем бригадир Румянцев, которому было поручено произвести обыск в имении Полуботка, обнаружил, что все богатства гетмана, в том числе и войсковая казна, непонятным образом испарились. Тут император совсем рассвирепел и через Тайную канцелярию предъявил Павлу обвинение в краже государственной сокровищницы Малороссии.

Но даже жестокие пытки не сломили Полуботка. Заплечных дел мастера не смогли заставить его раскрыть местонахождение сокровищ. Но сердце гетмана не выдержало изощрённых мучений, и он скончался прямо в пыточной.

Одиссея Остапа

Куда же делись сокровища? Полуботок чувствовал, что его визит в Петербург добром не кончится. Перед отъездом он решил спасти своё богатство и войсковую казну от неизбежной конфискации. Используя свои дипломатические связи, он решил отправить в Лондон, в банк Ост-Индской компании, огромную по тем временам сумму — один миллион фунтов стерлингов золотом.

Эти ценности были депонированы на его имя без конфискации за давностью из расчёта 4 процента годовых. 80 процентов этого золота по завещанию якобы предназначалось независимому украинскому государству, остальное — наследникам гетмана.

Операцию по переброске золота осуществил один из сыновей Полуботка. Как его звали, доподлинно неизвестно: одни говорят — Остап, другие — Андрей, третьи — Яков. Идут споры и о том, каким путём этот опасный груз попал в Лондон. Кто-то считает, что Остап (большинство склоняется к этому имени) нанял в Крыму судно.

Его одиссея пролегла по Чёрному морю, через Босфор и Дарданеллы, по Средиземному морю и далее вокруг всей Европы в Англию. О том, как его пропустили турки, как проворонили кишевшие в Средиземноморье и далее корсары, история умалчивает.

Другие полагают, что Остап, запечатав бочонки с золотом воском и замаскировав под какой-то невинный груз, провёл обоз сухопутным путём. Но как ему удалось пересечь неспокойную в те времена Европу с незначительной охраной? В ответ историки только разводят руками. Воистину этот Остап — неимоверно удачливый человек!

А вы знали об этом?  Императорскую семью не расстреливали

Были и другие гипотезы, в частности отправка золота через Архангельск в 1720 году, когда Павел Леонтьевич в качестве наказного гетмана при живом ещё гетмане Иване Скоропадском возглавлял украинское войско в ладожском походе, санкционированном самим царём.

 

Как бы то ни было, примем версию, что сокровища гетмана действительно оказались в лондонском банке.

Узнав о печальной участи отца, Остап предпочёл не возвращаться в Малороссию. След его затерялся в Марселе, на юге Франции, и все потуги шпионов Тайной канцелярии разыскать его не увенчались успехом.

«Сыновья лейтенанта Шмидта»

Перед Первой мировой войной в Российской империи появился целый ряд людей, которые называли себя наследниками Павла Полуботка и претендовали на давнее золото. Первый сбор новоявленных «сыновей лейтенанта Шмидта» состоялся 15 января 1908 года в местечке Стародуб, и на него приехало около 480 человек.

Организовал этот съезд профессор А.И. Рубец. Он убедил «концессионеров» в том, что вклад гетмана в лондонском банке действительно существует. В результате было принято решение создать специальную комиссию для расследования этого дела и отправить её в Англию.

Но делегация натолкнулась на полное непонимание со стороны служащих банка. Ссылаясь на режим секретности вкладов, они не допустили российских наследников Полуботка к архивам и банковским документам. Кроме того, никто из наследников не смог подтвердить своё происхождение. В результате посланцы вернулись ни с чем.

Бразильский наследник

В 1922 году в украинское представительство советского посольства в Вене явился некий молодой человек, который сказал, что прибыл из Бразилии и ему срочно требуется аудиенция у господина посла, которым был тогда сын известного классика украинской литературы Юрий Коцюбинский. Неожиданный посетитель представился Остапом, потомком Павла Полуботка.

А приехал он для того, чтобы обсудить дело о наследстве своего предка. В подтверждение своего происхождения Остап предъявил копию письма гетмана Павла Полуботка сыну (сам оригинал 200-летней давности потомок предусмотрительно запрятал в сейфе какого-то банка).

Он предложил начать совместную акцию по получению наследства. Так как по условиям завещания Павла Полуботка большая часть золотого запаса (около 80 процентов) должна была пойти на благо Украины, посетитель сказал, что он согласен даже на меньшую сумму, чем та, которая полагается ему по завещанию, то есть вместо 20 процентов его вполне устроит один.

А вы знали об этом?  История трудовой книжки

Стоило только произвести некоторые подсчёты, как скромность этого заявления немедленно испарялась. В 1923 году должно было исполниться 200 лет с тех пор, как гетманский миллион (если он существовал на самом деле) был задепо-нирован. Таким образом, за первые 10 лет он удвоился. А затем произошло уже 20-кратное удвоение суммы (учитывая проценты на проценты).

То есть к 1923 году сумма стала равной 1 триллиону 48 миллиардам 578 миллионам фунтов стерлингов! Так что затребованный бразильским претендентом процент должен был составлять капитал больше, чем у выдающихся миллионеров мира: примерно 10,5 миллиарда фунтов!

После разговора с наследником Павла Полуботка Юрий Коцюбинский, не доверяя тайны ни связи, ни даже дипломатической почте, лично примчался из Вены в Харьков с экстраординарным сообщением. Сразу же на секретное совещание собрались высшие должностные лица. Коцюбинскому было поручено установить контакт с английским банком. Но Юрий серьёзно заболел и не смог выехать из Харькова в Вену.

Дело было поручено генеральному консулу, имя которого не сохранилось. В июне 1922 года состоялась встреча украинского генконсула с представителем английского банка Робертом Митчеллом. На ней присутствовали также посредник Петер, сотрудник австрийского МИДа и наследник Остап Полуботок, который предъявил Митчеллу письмо своего исторического предка.

Однако Митчелл, внимательно изучив документ, заявил, что это всего лишь фотокопия, и для того чтобы дело продвинулось дальше, надо ещё доказать его аутентичность. Кроме того, Британия не признает Советскую Украину, которая наверняка будет требовать выплаты и для себя, суверенного государства.

После этого Остапу Полуботку не оставалось ничего другого, как отправиться домой, за океан — и он исчез навсегда. Думается, не без помощи британских спецслужб. Все усилия по его розыску, предпринимаемые впоследствии советскими властями, не увенчались успехом.

В 1985 году инюрколлегией была предпринята ещё одна попытка отыскать сокровища украинского гетмана. Банк Англии, а также его главный казначей сообщили, что никаких сведений на этот счёт нет.

И даже если в будущем появятся неопровержимые доказательства о правах наследства, едва ли Великобритания признает их и согласится расстаться с баснословным сокровищем.