Проклятая девятая симфония
Неизведанное

Проклятая девятая симфония

Среди знатоков классической музыки бытует поверье, что композитора, написавшего свою девятую симфонию, ждут тяжелые жизненные испытания и даже скорая смерть. Именно так случилось с Бетховеном, Шубертом, Брукнером, Дворжаком, Малером и другими создателями великих произведений, ушедшими в иной мир через короткое время после создания девятой симфонии.

Самое величественное произведение

До Бетховена, скончавшегося в 1827 году, эта закономерность по каким-то причинам не срабатывала. Например, Моцарт (1756-1791) написал около 40 симфоний, а Йозеф Гайдн (1732-1809) — более сотни! Вероятно, на создание легенды повлияла значимость великолепной Девятой симфонии Бетховена.

Проклятая девятая симфония

Авторитет Девятой настолько высок, что в 1980 году, выпуская первые совместные компакт-диски, компании Philips и Sony увеличили их диаметр до 12 сантиметров, чтобы это произведение, звучащее 74 минуты, помещалось там целиком.

Композитор работал над Симфонией №9 ре минор в течение нескольких лет, уже будучи совершенно глухим. Это произведение считается вершиной его творчества. Партитура занимает более 200 страниц, последняя часть, названная «Ода к радости» (на стихи Фридриха Шиллера), в настоящее время используется как гимн Евросоюза.

В последние годы жизни композитор начал работу над десятой симфонией, но смерть помешала ее закончить.

Не оправился от простуды

Примерно то же произошло с младшим современником Бетховена, австрийским композитором Францем Шубертом (1797-1828). По злой иронии судьбы, он так и не смог оправиться от простуды, которую подхватил на похоронах своего старшего товарища, и скончался через полтора года после его смерти.

Оставив после себя девять симфоний! Правда, две из них считаются незавершенными.

Проклятая девятая симфония

Еще один австрийский композитор, Антон Брукнер, ушел из жизни в 1896 году. Он родился в год премьеры Девятой симфонии Бетховена и считал ее величайшим произведением. Любопытно, что свою девятую симфонию Брукнер написал в 1883 году. Но композитор принципиально считал первые две всего лишь ученическими работами — и порядковых номеров им не дал. Таким образом, его одиннадцатая симфония фактически стала девятой. Он изначально хотел провести какие-то параллели с произведением Бетховена — в частности, выбрал ту же тональность ре минор. Из четырех задуманных частей Брукнер до своей кончины успел написать только три.

Ученик Брукнера, композитор Густав Малер (1860-1911), был склонен к мистике и суевериям. Именно он первым обратил внимание на проклятие девятой симфонии. Создав восемь подобных произведений, Малер испытывал панический ужас перед тем, что может произойти дальше. Он пытался обмануть судьбу. Во-первых, не пошел вслед за Бетховеном и выбрал тональность ре мажор, во-вторых, назвал произведение «симфонической поэмой» и, в-третьих, параллельно начал работу над десятой симфонией.

Увы, через короткое время после окончания девятой симфонии Малер скончался. Его десятая симфония осталась только в набросках.

Тенденция продолжается

После смерти Малера о проклятии девятой симфонии заговорили многие. Стали исследовать творчество разных композиторов — и выяснилось, что лишь некоторые из них достигали подобного рубежа. Например. Гектор Берлиоз (1803-1869), Роберт Шуман (1810-1856) и Иоганнес Брамс (1833-1897) написали по четыре симфонии, Феликс Мендельсон (1809-1847) и Камиль Сен-Санс (1835-1921) — по пять, Петр Чайковский (1840-1893) — шесть.

Проклятая девятая симфония

В 1893 году свою девятую симфонию завершил чешский композитор Антонин Дворжак (1841-1904) — и благополучно прожил еще более десяти лет. Но ни одной симфонии больше не написал.

Можно с уверенностью сказать, что в дальнейшем почти все композиторы знали о мистическом смысле девятой симфонии и учитывали это обстоятельство в своем творчестве.

Александр Глазунов (1865-1936), сочинив восемь симфоний, в 1910 году приступил к созданию девятой. Но оставил работу над ней — вероятно, предчувствуя, к чему это может привести. После чего благополучно дожил до 70-летнего возраста.

Многие из крупнейших симфонистов XX века также не стали искушать судьбу: француз Артюр Онеггер (1892-1955) создал пять симфоний, датчанин Карл Нильсен (1865-1931) и немец Пауль Хиндемит (1895-1963) — по шесть, русский композитор Сергей Прокофьев (1891-1953), финн Ян Сибелиус (1865-1957) и американец Чарльз Айвз (1874-1954) — по семь.

Подобно Глазунову поступил советский композитор Никита Богословский (1913-2004). В 1991 году он написал свою восьмую симфонию и сразу назвал ее «Последняя». После этого прожил 13 лет, хотя больше не создал сколько-нибудь заметных произведений, как в классическом, так и в песенном жанре.

Немецкий композитор Карл Амадеус Хартман (1905-1963) скончался, когда приступил к написанию своей девятой симфонии. То же самое произошло с британцами Ральфом Воан-Уильямсом (1872-1958) и Малколмом Генри Арнольдом (1921-2006), шведом Куртом Аттер-бергом (1887-1974), австрийцем Эгоном Веллесом (1885-1974), американцем Роджером Сешенсом (1896-1985). Хотя, как видим, они работали над своими девятыми симфониями, будучи достаточно зрелыми людьми. Тем не менее тенденция проявляется!

Советский композитор немецкого происхождения Альфред Шнитке (1934-1998) скончался, работая над девятой симфонией. Вдова передала партитуру другу покойного Николаю Корндорфу, но тот вскоре умер от сердечного приступа. Правда, дело благополучно завершил российский композитор Александр Раскатов.

Прошли рубежную цифру

Однако XX век знает и немало примеров того, как авторы, создавшие девятую симфонию, продолжали успешно творить дальше. Наиболее яркий пример — советский композитор Николай Мясковский (1881-1950). Рубежное произведение он написал в 1927 году — и после этого довел общее количество своих симфоний до 27. Правда, большинство музыкальных критиков сходится во мнении, что сочинения Мясковского по силе эмоционального воздействия значительно уступают аналогичным произведениям Бетховена.

Более девяти симфоний сочинили немец Ханс Вернер Хенце (1926-2012) и шведско-эстонский композитор Эдуард Тубин (1905-1982): у них — по десять, англичанин Эдмунд Раббра (1901-1986) и американец Дэвид Даймонд (1915-2005) — по 11, бразилец Эйтор Вила-Лобос (1887-1959) и француз Дариус Мийо (1892-1974) — по 12 симфоний, американец Генри Коуэлл (1897-1965) и швед Аллан Петтерссон (1911-1980) — по 17. Как видим, список достаточно внушительный, и его можно продолжить. А американец Алан Хованесс (1911-2000) вообще создал 67 симфоний!

Проклятая девятая симфония

Своеобразно обошел роковое число Дмитрий Шостакович (1906-1975). В октябре 1943 года он объявил, что приступил к созданию своей девятой симфонии. Произведение явно перекликалось с Девятой симфонией Бетховена и посвящалось грядущей победе над фашизмом. Но работа застопорилась. В результате композитор переключился на создание короткого камерного произведения ироничного толка и назвал его «Симфония №9 ми-бемоль мажор». Причем авторитет Шостаковича был настолько велик, что это творение выдвинули на Сталинскую премию.

Но здесь композитора ждало фиаско — вместо награды Дмитрий Шостакович получил сильнейший удар по престижу. Его обвинили в формализме и низкопоклонстве перед Западом, лишили звания профессора и уволили из Московской консерватории. Сочинения Шостаковича на долгое время перестали исполнять.

Свою следующую симфонию композитор создал только в 1953 году. Это было патетическое произведение с жизнеутверждающим финалом. Таким образом, примерно то, что Бетховен выразил в Девятой симфонии, Шостакович сказал в десятой. Позже Дмитрий Дмитриевич довел число своих симфоний до 15.

Сказал и сделал все, что мог

Чем же можно объяснить мистическое значение цифры 9 применительно к количеству произведений симфонического жанра? Прежде всего — влиянием личности Бетховена, Девятая симфония которого стала не только вершиной его творчества, но и одним из величайших произведений этого жанра, превзойти которое по силе эмоционального воздействия, по мнению многих музыкантов, просто невозможно. А далее в действие вступили закономерности нумерологии. Ведь именно цифра 9 с древнейших времен считается символом постоянства и цикличности (поскольку сумма цифр любого кратного девятке числа также без остатка делится на 9). Можно вспомнить, что ребенок проводит в чреве матери 9 месяцев, в искусстве есть 9 муз, в христианстве — 9 ангельских чинов, в аду — 9 кругов, самая опасная штормовая волна называется девятым валом…

Во многих мифологиях и религиях девятка олицетворяет выбор духа, который преодолел суетность человеческих стремлений. Именно так воспринимается посыл симфонии Бетховена — душа автора словно завершает свою миссию на Земле и человек спокойно уходит в мир иной, потому что он сказал и сделал все, что мог.

А вы знали об этом?  Калинов мост на границе с миром чудовищ

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *