Награды не нашли героев

Награды не нашли героев

В годы Великой Отечественной войны умелые диверсанты могли нанести фашистам гораздо больший ущерб, чем иные налёты советской авиации и даже нападения партизан. Об этом говорят две самые крупные акции, совершенные подпольщиками в 1943 году. И хотя, безусловно, воевали тогда не за ордена и медали, но когда дошло до награждения участников этих громких диверсий, вышла очень странная история…

Две мины — четыре эшелона

В ночь на 30 июля 1943 года над белорусской узловой железнодорожной станцией Осиповичи взметнулось огромное пламя и раздались громкие взрывы. Огонь переметнулся с четырёх немецких эшелонов на станционные сооружения. Пожар тушили двое суток, а вызванные из Минска и Могилёва сапёры долго собирали разбросанные по округе снаряды и авиабомбы. Движение поездов через важный железнодорожный узел было временно прекращено.

Из-за этой диверсии враг потерял 63 вагона с боеприпасами и 12 с продовольствием, 33 цистерны с горюче-смазочными материалами, 8 танков (из них 5 «тигров»), а также 7 бронемашин на платформах, 5 паровозов. Погибло, по разным данным, до 50 вражеских солдат, 33 были ранены.

Упоминался и дополнительный эффект от этой диверсии: охрана в лагере военнопленных, расположенном неподалёку от станции, приняла шум взрывов за нападение партизан и разбежалась. Воспользовавшись этим, часть заключённых смогла уйти в лес к партизанам.

Кто это сделал

Виновник происшествия — 27-летний электромонтёр станции Фёдор Крылович, по совместительству командир Осиповичской комсомольской подпольной группы. Вечером 29 июля он специально повредил электропроводку семафора, а когда ближе к ночи его вызвали чинить повреждение, подпольщик, проходя мимо эшелона с горючим, установил под цистернами с бензином две магнитные мины: одну — в конце состава, другую — в его начале. Часовой механизм должен был сработать, когда поезд будет в пути. Но немцы состав передвинули на другой путь и задержали его отправление. Себе на беду…

Фёдор уже давно ждал настоящего дела. Не раз жалел, что не ушёл с Красной армией, но уж больно быстро немцы взяли Осиповичи — уже 30 июня 1941 года. Однако без дела сидеть не стал — организовал подполье. Ему, участнику боёв у озера Хасан, на реке Халхин-Гол, а также Советско-финской войны, местные граждане, готовые бороться с врагом, доверяли.

А вы знали об этом?  Башня для Марины Мнишек

Подпольщики делали что могли: распространяли среди населения сводки Совинформбюро, снабжали 752-й партизанский отряд медикаментами и разведданными, отправили туда 50 человек пополнения. Занимались диверсиями: вывели из строя 21 цистерну и 13 платформ, 38 электромоторов и дизель электростанции. Но для более серьёзных акций у подпольщиков не было взрывчатки.

В 1943 году наладились контакты с партизанским отрядом НКВД «Храбрецы» (командир Александр Рабцевич), откуда Крылович и получил для будущей диверсии две магнитные мины с часовым механизмом.

После подрыва Фёдор ушёл в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду (командир Виктор Ливенцев) и, возглавив диверсионную группу, участвовал в боевых операциях, был ранен, контужен. После войны работал на станции старшим электромонтёром.

Много ли отцов у победы

В настоящее время есть ряд публикаций, в которых подчёркивается: рисковавший жизнью Крылович не был достойно отмечен за совершенный им подвиг. Особенно несправедливо это выглядит, когда упоминается, что за его диверсию три командира партизанских отрядов — А. Рабцевич, В. Ливенцев и Н. Королев (возглавлявший 1-ю Осиповичскую партизанскую бригаду) — были удостоены в 1944 году званий Героя Советского Союза. И действительно, все названные военные руководители получили это высокое звание. Но…

В наградном листе на Рабцевича эпизод в Осиповичах упоминается мимоходом, одной строкой. На счету его «Храбрецов» более 200 диверсий, 91 уничтоженный эшелон и полсотни единиц бронетехники. Так что он точно получил свою звезду героя, а не Крылович.

Что касается Ливенцева, то он начал войну командиром роты, попал в окружение, возглавлял подполье в Бобруйске. Когда на след его людей вышло гестапо, сумел вывести всех в лес без потерь. Это единственный случай за всю войну! Затем он возглавил 752-й партизанский отряд, который действовал в Могилёвской и Гомельской областях, пустил под откос десятки эшелонов врага. Позднее отряд вырос в 1-ю Бобруйскую партизанскую бригаду, которая в декабре 1943 года, встретившись с частями Красной армии, несколько дней вместе с ними держала оборону на участке фронта. У Ливенцева в наградном листе есть упоминание о диверсии в Осиповичах, но она далеко не главная в его заслугах.

А у Королева в наградном листе вообще нет ни слова об акции, которую проводил Фёдор Крылович. Да, 1-я Осиповичская партизанская бригада действовала в том районе и даже вместе с Красной армией освобождала этот райцентр. За три года её бойцы уничтожили до 10 тысяч фашистов, вывели из строя сотни эшелонов. Были на счету и успешные диверсии, но та, что проводил Крылович, не значилась…

А вы знали об этом?  500 спартанцев полковника Карягина

 

Представить было некому

О подвиге Фёдора Крыловича вспомнили лишь в 1948 году — наградили орденом Ленина. Ещё через год он получил медаль «Партизан Великой Отечественной войны», В Википедии указано, что он умер в 1959 году, «не дождавшись признания его заслуг». На этом же настаивают и авторы ряда современных публикаций — дескать, «зажали» для него звезду героя, отдав её другим.

Но кто бы его представлял к столь высокой награде? Рабцевич? Так он не командовал подпольщиками, а лишь выделил мины для диверсии. Ливенцев? Он руководил Крыловичем до и после диверсии. А Королев, как мы выяснили, вообще не имел к нему никакого отношения. Представлять партизана к званию Героя Советского Союза было просто некому.

Только, думается, никакого «признания» скромный труженик и подпольщик Фёдор Крылович никогда не ждал. Другие тогда были люди…

Прерванный сеанс

…Вечером 13 ноября 1943 года в кинотеатре оккупированного немцами города Порхова на Псковщине во время просмотра фильма «Тукса» («Артисты цирка») прогремел взрыв. Под развалинами объекта культуры погибли 764 фашиста, среди них — два генерала и более 40 старших офицеров. Сюда же входили сотрудники спецподразделения «Абвер-Норд» (разведка).

Правда, сами немцы в докладе в Берлин «сократили» число жертв до 200, уж больно не хотелось коменданту Порхова «прославиться» такими большими потерями. 192 креста появилось на местном стадионе, превращённом в кладбище. При этом часть офицеров увезли хоронить в Германию, а солдат, по словам местных жителей, клали по трое-четверо в одну могилу.

После этого на горожан и окрестных сельчан обрушились репрессии. Деревню Красуху сожгли вместе с тремястами жителями.

Пусть радуется…

В этой, самой большой по количеству жертв, диверсии тоже не всё так просто. Известно имя человека, который её совершил: Константин Чехович. Командир сапёрного взвода, он воевал с начала войны, попал в плен, в августе 1941 года бежал из лагеря военнопленных, расположенного в Порхове. Весёлый, общительный одессит Чехович умудрился осесть в чужом городе — встретил девушку, женился, устроился на работу к немцам, вошёл к ним в доверие.

А вы знали об этом?  Последняя казненная ведьма Анна Гёльди

По одной версии, задание на диверсию он получил от командования 7-й партизанской бригады, с которым контактировал. Константин предложил взорвать кинотеатр, где работал администратором. Получив от партизан 60 килограммов тола, с помощью сестёр Васильевых сумел доставить взрывчатку из отряда в город. Затем по частям проносил её в кинотеатр, где и производил минирование. В назначенный день, поставив взрыватель с часовым механизмом на определённый час, покинул кинотеатр и, забрав жену и ребёнка, ушёл к партизанам, где и продолжил воевать подрывником в 7-й бригаде.

Однако официально диверсию Чеховича попытались записать на счёт действовавшей в том же районе 3-й партизанской бригады, объявив его «негласным членом» именно этого соединения. Дело в том, что здесь служило очень много сотрудников НКВД, а между ними и армейскими партизанскими формированиями шло неофициальное соревнование — кто больше уничтожит врагов и, соответственно, доложит об этом. При этом у «чекистских» отрядов было преимущество в виде влияния Лаврентия Берии.

За этими внутренними разбирательствами забыли о главном герое, который рисковал жизнью и все сделал в основном сам.

Но чёрная тень плена помешала командованию по достоинству оценить его подвиг. По Чеховичу даже проводили расследование на предмет того, не является ли он… шпионом. Мол, вдруг немцы устроили этот взрыв сами, чтобы внедрить его как своего агента к партизанам. Однако сообразили, что уничтожить более 700 немцев ради одного русского провокатора — это чересчур. И всё-таки всесильный тогда Берия сказал: «Пусть радуется, что не расстреляли». Так Константин и остался без заслуженной награды.

Зато Чеховича «оценили» немцы. Догадавшись по найденным осколкам его часов о том, кто устроил взрыв, они вычислили, где он находился, и подослали своего агента поквитаться с ним. Сработал особист партизанской бригады — разоблачил и перехватил врага.

Константин Чехович прожил достойную жизнь и скончался в 1997 году, так и не будучи награждённым за одну из крупнейших диверсий Великой Отечественной войны.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *