Меннониты — танцующая секта

Меннониты — танцующая секта

 

В XIX веке среди немецких колонистов в Российской империи возникло несколько самобытных сект меннонитского толка. Церковные песнопения верующие заменили шумными песнями и плясками. Столетие спустя советская власть объявила «танцующих братьев» агентурой фашизма…

Большинство немцев-колонистов в России были католиками и лютеранами. Но наряду с ними на просторы Украины и Поволжья приехали приверженцы меннонитства. Эта секта, основанная голландцем Менно Симонсом в XVI веке, отличалась проповедью пацифизма, а её последователи принципиально отказывались от государственных должностей. В германских герцогствах меннонитов заставляли служить в армии, поэтому немецкие последователи Менно стремились к эмиграции.

Первые 228 семей меннонитов поселились в России при Екатерине Великой. Другая крупная волна переселенцев датируется 1847 годом, когда Пруссия лишила сектантов освобождения от воинской присяги. Смена места жительства неожиданно подтолкнула колонистов-меннонитов к религиозному поиску.

«Свобода во Христе»

В 1840-х годах среди российских немцев распространилось учение проповедника Эдуарда Вюста, которого называли «вторым после Менно реформатором». Секта вюстовцев основывалась на идеалах пиетизма, то есть на личных переживаниях верующих, чувстве радости и покаянии. В общинах вюстовцев по всей Южной России проводились «вечери любви», устраивались массовые празднества. «Верь, что ты спасён, и ты уже спасён», — считали ученики Вюста.

Ещё дальше пошли отколовшиеся от вюстовцев в 1858 году гюпферы (от немецкого hiipfen — «прыгать»), они же «плясуны» или «скакуны». Основатель этой секты по фамилии Каппес был начальным учителем в одной из колоний Мариупольского уезда. Если у меннонитов-вюстовцев ещё сохранялись внешние обряды протестантизма (крещение, конфирмация, преломление), то для гюпферов это не имело особого значения. Каппеса больше впечатлили слова Второй книги Царств: «Давид скакал из всей силы перед Господом». Подражая ветхозаветному царю, гюпферы культивировали чувство религиозного восторга. На их собраниях стоял невероятный шум.

А вы знали об этом?  Пугающие сюжеты Иеронима Босха

Дореволюционный исследователь Семён Бондарь писал, что собрания гюпферов принимали «непристойные формы» — они в быстром темпе распевали духовные песни, били в ладоши, прыгали, танцевали и выкрикивали слова «Победа!», «Слава!», «Аллилуйя!». Вместе с тем, сообщества гюпферов отличались замкнутостью. Они полностью отвергли общение с неверующими, а также с теми, кого считали нераскаявшимися грешниками. Эти вероучительные новшества вызвали резкую критику со стороны «старых» меннонитов, которые начали притеснять сектантов. В среде последних также произошёл раскол.

«Вскоре новое движение вылилось в чистейшее безумие… — отмечает Бондарь. — Царь Давид согрешил плотию, но остался пророком Божьим. На этом основании, под предлогом «свободы во Христе», в общине Каппеса стали культивироваться крайняя разнузданность нравов и оргии».

Трудно не заметить в этом сходство с оргиастическими «радениями» скандальной русской секты хлыстов (христоверов), однако было ли здесь заимствование, неизвестно. Впрочем, открытым развратом занималась лишь немногочисленная группа гюпферов, к которой с отвращением отнеслись собственные единоверцы.

Из Молочанской колонии (ныне Запорожская область Украины) во второй половине XIX века гюпферство шагнуло в Поволжье. Здесь к секте «плясунов» примкнуло немало вчерашних лютеран. Были случаи обращения в новую веру и православных батраков-славян. С течением времени в колониях меннонитов продолжали возникать новые религиозные направления. Под влиянием соседей-баптистов многие общины отошли от крайностей гюпферства. В 1870-х годах российское правительство официально признало Союз новоменнонитского братства (к которому относились все новые меннонитские секты).

Против советской власти

Трения с властями у меннонитов начались ещё до революции. В 1874 году на них был распространён закон о всеобщей воинской повинности (впрочем, служили меннониты не в русской армии, а в особых лесных командах). В связи с началом Первой мировой войны в 1914 году у колонистов изъяли огнестрельное оружие, хотя меннониты доказывали, что они не немцы, а голландцы.

А вы знали об этом?  Дэвид Льюис: до Антарктиды на "Ледовой птице"

Однако с настоящими гонениями и «старым», и «новым» меннонитам пришлось столкнуться в 1920-х годах, когда советское правительство инициировало в АССР Немцев Поволжья бурную антирелигиозную кампанию.

К этому времени на Волге активно действовала новоменнонитская секта танцбрудеров (по-немецки «танцующие братья» — это было одно из старых названий гюпферов). По данным «Православной энциклопедии», в начале 1920-х годов в танцбрудерских общинах Поволжья насчитывалось около 15 тысяч человек. Их практики, предположительно, не слишком изменились по сравнению с XIX веком.

В одном из советских документов «танцующие братья» сравнивались с хлыстами и с сектой «Свободная любовь», выявленной в пригороде Саратова. В партийных бумагах и отчётах организаций Союза воинствующих безбожников рядом с танцбрудерами почти всегда упоминаются бетбрудеры («поющие братья», в некоторых источниках отождествляются со штундистами). Ещё одна действовавшая в то время в Поволжье секта называлась саббетбрудерами («субботними братьями»).

 

Именно сектанты, как наиболее фанатичные из меннонитов, судя по всему, оказывали наибольшее сопротивление антирелигиозной политике властей. Они активно вербовали новых сторонников среди немецких колонистов и бойкотировали официальные мероприятия.
«В Немреспублике усиление религиозных настроений среди секты бетбрудеров («братья молитвы») приняло форму сумасшествия», — докладывала Лубянка Иосифу Сталину в июле 1924 года.

Что касается танцбрудеров, то в последний раз эта секта официально регистрировалась в 1933 году. В ходе коллективизации партийные руководители сочли сектантов поголовно кулаками. Впрочем, общий уровень благосостояния меннонитов всегда был высок, а в их общинах царил «классовый мир».

«Вопрос о ликвидации кулачества как класса не находил поддержки у меннонитов, так как воспитанный религией бедняк, привыкший смотреть на кулака как на своего «брата во Христе», не отваживался нарушить религиозную заповедь «Люби ближнего своего» и другие каноны менно-нитской общины», — утверждал советский исследователь Алексей Ипатов.

А вы знали об этом?  Джун и Дженнифер Гиббонс - одна душа на двоих

Карающая рука закона

Сектой «танцующих братьев», как наиболее проблемной для властей, занялись сотрудники НКВД. Итоги чекистской работы в 1937 году подвёл антирелигиозный пропагандист Борис Кандидов. В его публикациях отмечалось, что члены секты танцбрудеров в сёлах Розенфельд и Вейценфельд Мариенталь-нского кантона Немреспублики срывали колхозные собрания, резали скот и ломали машины.

«Следственные и судебные дела привлечённых в 1935 году к ответственности вожаков этой секты показали, что «танцбрудеры» были связаны с германскими фашистами, расхищали колхозное имущество, старались производить диверсии, вели борьбу против коммунистов и комсомольцев. За границу вожаки этой секты посылали клеветнические письма и получали оттуда деньги», — утверждал Кандидов.

Аналогичные тезисы можно прочесть на страницах книги «Комсомол и антирелигиозная пропаганда», напечатанной в том же 1937 году: «Руководители сектантских общин под прикрытием елейных» проповедей вершили и вершат часто антисоветские, контрреволюционные дела. Не случайно германские фашисты пытались недавно организовать в республике немцев Поволжья под видом секты «танцбрудеров» свою агентуру».

В конечном счёте последователи немецких сект разделили участь «церковных» меннонитов. Коллективизация и советизация школ практически унифицировали танцбрудеров и бетбрудеров с остальным немецким населением. После ликвидации Республики Немцев Поволжья последователи учений Менно, Вюста и Каппеса оказались раскиданы по разным городам Сибири и Казахстана. После Великой Отечественной войны советские религиоведы и вовсе начали говорить о «распаде этноконфессиональной общности меннонитов». Однако общины новоменнонитов всё же сохранились — их численность в СНГ в 1990-х годах оценивалась в 60 тысяч человек.

Понравилась статья?

Оцените! Поддержите проект!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Будьте первым.