Германская культура в сердцах советских солдат

Гель 3 Сустав 3 Гель 4 Сустав 4

Победа в Великой Отечественной войне изменила отношение советских людей к немцам, но отнюдь не вычеркнула из нашей жизни германскую культуру. Наоборот, советские люди узнали о Германии много нового, и стали искренне интересоваться побеждённой страной. Такого неподдельного интереса государства-победителя к поверженной стране ещё не знала история — обычно всё бывало наоборот. Где же корни этого необычного явления?

Океан трофейных книг

Советские солдаты, которым во время войны порой приходилось спасать на освобождённых территориях брошенные фонды библиотек, в минуты отдыха, конечно же, рассматривали книги и журналы. Там были и такие книги, издавать которые в СССР явно не собирались.

К ним относится, например, учебная литература по карточным фокусам и вообще по всем видам иллюзионистики. Дело в том, что в СССР сознательно не печатали пособия для иллюзионистов. Считалось, что этими книгами могут воспользоваться мошенники. И такие опасения, наверное, были небезосновательны, ведь вор-карманник (с большой натяжкой) — это своеобразный иллюзионист.

А среди трофейных учебников по цирковому искусству оказались с такими непривычными для русского уха названиями, как, например, «Пособие для факиров». Все эти книги, разумеется, были на немецком языке, но среди солдат и офицеров встречались такие, кто им владел. Они-то и знакомили с содержанием книг боевых товарищей.

Встречались книги, привлекавшие своими иллюстрациями. Необычно для советских солдат выглядела эротическая литература. Особенно притягивали книги, проиллюстрированные австрийским художником Францем фон Байросом. Это был утончённый эстет, отдавший дань моде на изысканную эротику.

В стиле модерн были оформлены и многие издания немецкого писателя Карла Мая — автора романов об индейцах. Романы о Виннету и Верной Руке были прекрасно проиллюстрированы лучшими художниками. Сотни экземпляров старых изданий романов об индейцах попали в СССР. Они осели в крупных библиотеках.

Усилия частных коллекционеров

В фильме Владимира Мотыля «Женя, Женечка и «катюша» (1967 год) есть сцена, когда советский полковник (в исполнении Марка Бернеса) любуется рекой Эльбой и говорит: «Ну, прямо Тёрнер!». Зрители испытывали сложные чувства. Разве у советских военных было время любоваться красотами Германии? Вроде бы совсем не было, но все же образ, созданный Марком Бернесом, адекватно отражает отношение многих советских воинов к «стране романтических пейзажей».

А вы знали об этом?  Не змея погубила Вещего Олега

Разумеется, далеко не каждый маршал (а не то, что полковник) знал имя Уильяма Тёрнера — великого английского романтика-пейзажиста. Дело не в этом, а в том, что отношение победившего СССР к культуре поверженной Германии было более чем уважительным. Достаточно вспомнить о бережном отношении советских солдат к могиле Гёте (тогда как могилу А.С. Пушкина немцы заминировали).

В советских книгах по истории художественной культуры на все лады ругали китч, дурной вкус, немецкому искусству при этом доставалось за бюргерскую сентиментальность. Но частные коллекционеры всё-таки создавали богатейшие коллекции немецких открыток, в том числе пасхальных и рождественских, которые отражают стили немецкого искусства XIX и XX веков.

Ленинградский коллекционер Александр Перельман создал свой домашний музей игральных карт. Это обернулось большими затратами времени, сил и денежных средств. Но и годы спустя после смерти коллекционера его трепетное отношение к немецкой культуре вызывает неподдельное восхищение.

Перельман интересовался, нет ли в старых типографиях сохранившихся клише для печати карт, эскизов и проектов. Как-то он обнаружил в одной из типографий два мешка с печатной продукцией. Оказалось, что это часть фондов музея игральных карт города Альтенбурга, которые были вывезены из Германии. Благодаря усилиям частного коллекционера эти реликвии были описаны и сохранены.

Однако в первые послевоенные месяцы случались и эпизоды умышленного уничтожения бесценных документов. Историки кино рассказывают, что знаменитый фильм Михаила Ромма «Обыкновенный фашизм» родился из серии фотографий Гитлера, обнаруженных советскими солдатами. Красноармейцы решили устроить символический костёр из фотодокументов гитлеровской эпохи. Бдительные люди не

В музее игральных карт в Петергофе можно увидеть более 6000 колод со всего мира дали им сделать это, и снимки попали к Ромму. Так была заложена основа для документального фильма, обошедшего экраны мира. Это обличительный кинодокумент, бичующий фашизм. Но такой фильм мог снять только человек, хорошо знающий немецкие историю и культуру.

А вы знали об этом?  Памятник советскому солдату в Киркенесе

Что на вас за форма, герр офицер?

С конца 1940-х годов в СССР наблюдалась волна повышенного интереса к немецкой военной атрибутике. Конечно, в школах об этом не говорили, а ветераны, приходившие к ребятам, не рассказывали о том, какую форму носили вражеские солдаты и офицеры. По советским агитационным плакатам вообще ничего определить было нельзя — собирательный образ чудовища с клыками и свастикой на фуражке не давал решительно никакого материала для изучения.

И всё же находились специалисты по Третьему рейху. Без них нельзя было бы снять ни одного фильма о войне. Но у наших кинорежиссёров были хорошие консультанты. Немецкие кинозрители из обеих Германий, которые оказывались в зрительном зале, говорили, что форма на актёрах выглядит как настоящая.

Послевоенный интерес школьников к образу врага не имел ничего общего с современными время от времени проявляющимися неофашистскими настроениями. Любознательные мальчишки хотели знать, кого мы победили. Откуда-то у советских школьников появлялись рисунки, воспроизводившие форму и вооружение побеждённой страны. И это при том, что трофейные книги и журналы времён Третьего рейха в библиотеках на руки не выдавались.

Уроки трофейного кино

Конечно же, люди, пережившие Ленинградскую блокаду или копавшие траншеи под Москвой (не говоря уже об участниках боёв или узниках фашистских концлагерей), имели моральное право игнорировать немецкие фильмы. Но этого не произошло. В начале 1960-х годов фильмы «Девица Розмари» и «Привидения в замке Шпессарт» собрали в СССР рекордное число зрителей.

Вокруг трофейных фильмов возникла неожиданная ситуация. Ленинградцы, пережившие блокаду, никогда не переносили ненависть к врагу на немецкое искусство. Когда на экранах появились картины, в титрах которых вместо фамилии режиссёра значилось «Этот фильм был взят в качестве трофея», зрители всех возрастов хлынули в кинотеатры.

Фильмы «Петер» и «Девушка моей мечты» (любимая картина Гитлера) имели большой успех. А бородатые стиляги 1960-х с удовольствием смотрели фильмы Фрица Ланга и других мастеров немецкого авангарда.

А вы знали об этом?  Победа Сципиона над Ганнибалом

Лучшие немецкие фильмы помогали глубже понять германоязычную литературу. В 1960-е годы одним из любимых писателей советской интеллигенции стал Генрих Бёлль. Он был настолько популярен, что его романы «Глазами клоуна» и «Бильярд в половине десятого» зачитывались до дыр.

Всё ещё впереди!

В эпоху оттепели в крупных городах СССР были школы, в которых преподавание ряда предметов велось на немецком языке. Не секрет, что эти школы часто превращались в образцово-показательные. Туда водили делегации из Австрии, Швейцарии, ГДР и ФРГ. «Немецкие» школы хорошо снабжались.

Для них выпускали специальные учебные пособия, где было больше юмористических рисунков, чем в обычных учебниках. В этих книгах был усилен игровой момент, делалась ставка на импровизацию.

Советские школьники читали книги ГДР. Иногда их даже вручали в качестве призов. Постепенно в советскую жизнь проникли издания ГДР, открылись магазины «Книги социалистических стран».

Например, выдающийся ленинградский художник-график профессор Геннадий Епифанов не понаслышке знал об ужасах и бедствиях войны. В 1943 году он был мобилизован, работал в военном госпитале и создавал рисунки, рассказывающие о быте раненых. При этом Епифанов откровенно восхищался мастерством книжных иллюстраторов из Восточной Германии.

Почему-то принято считать, что в советских вузах вплоть до времени Горбачёва прививали неприязнь ко всему иностранному. Уродливая борьба с космополитизмом, конечно же, стала для нашей культуры чёрным пятном, но она не смогла заглушить тягу ко всему ценному в мировой культуре. И художник Епифанов, преподававший графику и иллюстрацию в Московском полиграфическом институте, в середине 1960-х годов стал приносить на занятия альбомы, изданные в Дрездене и Лейпциге, и смело ставить их создателей в пример советским художникам.

Во время празднования 70-летия Победы над фашизмом в прессе и на экране были отражены далеко не все факты бережного и уважительного отношения советских людей к культуре некогда побеждённой, а теперь ставшей нашим соседом по Европе страны. Изучение этого вопроса ещё впереди.

Гель 1 Сустав 1 Гель 2 Сустав 2

Для тех кто хочет знать больше!

Подписка на новые, интересные статьи этого сайта.