Ева Браун: Любить лишь фюрера и быть счастливой
Люди

Ева Браун: Любить лишь фюрера и быть счастливой

Имя Евы Браун для нас ассоциируется исключительно с нацистским лидером Адольфом Гитлером. Но что за особа могла связать свою жизнь с таким человеком, как бесноватый фюрер? На самом деле Ева, как и большинство женщин, хотела всего лишь любить и быть счастливой, что в итоге её и погубило…

«Неромантическое» знакомство

Ева Анна Паула Браун была обычной немецкой девушкой из мюнхенской мелкобуржуазной семьи. Ей удалось получить неплохое для женщин того времени образование в католическом институте «Мариенхёэ», где её обучили, помимо основ домоводства, также машинописи и бухгалтерии.

С Гитлером Ева познакомилась в октябре 1929 года в фотоателье, принадлежавшем национал-социалисту Генриху Гофману, где она подвизалась ученицей: девушка увлекалась фотографией и мечтала стать профессиональным фотографом. Адольфу в то время было 40 лет, ей — 17. Симпатичная сотрудница фотоателье приглянулась Гитлеру, и он стал оказывать ей знаки внимания: делал комплименты, дарил цветы, приносил небольшие подарки. Время от времени Адольф приглашал новую знакомую на обеды и пикники, в кино или театр.

Ева с самого начала рассматривала Гитлера как потенциального жениха и даже говорила подругам, что женит его на себе. А вот будущий фюрер в то время и не помышлял ни о каких серьёзных отношениях. Ему нравилось находиться в компании прелестной юной девушки, однако он не собирался заводить с ней роман. Работодатель Браун — Генрих Гофман — в своих мемуарах, опубликованных в 1955 году, даже назвал знакомство Гитлера и Евы «чрезвычайно неромантическим». Товарищам по партии в то время Гитлер не раз говорил, что его не интересуют ни личная жизнь, ни вступление в брак. «Я женат на германской нации!» — заявлял он.

Превратности любви

До сих пор точно не известно, когда отношения в паре из платонических стали иными. Дочь Генриха Гофмана Генриетта считала, что это могло произойти зимой 1931-1932 годов. Но так или иначе, счастья это Еве не принесло. Отношения, по-видимому, развивались не так, как ей хотелось бы, и девушка в отчаянии попыталась застрелиться. По одной из версий, это случилось в квартире родителей Евы на Гогенцоллернштрассе в ночь с 10 на 11 августа 1932 года, по другой — в ночь с 1 на 2 ноября того же года. Её нашла старшая сестра Ильза.

Девушку отправили в больницу, где ей удалили пулю, застрявшую в шее рядом с сонной артерией. На следующий день из Берлина вернулся Гитлер, который, навестив Еву в больнице, пообещал заботиться о «бедном дитяти», чтобы такого больше не повторилось. Этот поступок убедил фюрера в том, что Ева не только испытывает к нему чувства, но ещё и способна на верность и самопожертвование. С тех пор он стал больше ценить любовницу и ввёл её в свой ближний круг.

Тем не менее, Браун долго считали кем-то вроде секретарши Гитлера. О том, какие отношения связывают их на самом деле, знало лишь его ближайшее окружение. Они проживали раздельно, никогда не появлялись вместе на публичных мероприятиях… Но Адольф часто брал Еву с собой в гости к друзьям или в оперу (правда, при этом их сопровождали и другие люди). Между тем он никогда не обсуждал с Браун свои политические дела: так, о его назначении рейхсканцлером она, по свидетельствам, узнала случайно от монахини-нищенки, позвонившей в дверь её дома.

Став рейхсканцлером, Гитлер не забрал Еву с собой в Берлин.

Он часто приезжал в Мюнхен, и тогда Ева всякий раз навещала его в квартире на Принцрегентенплац. Иногда оставалась ночевать. Также они ходили вместе обедать. Время от времени Адольф приглашал возлюбленную в свой загородный дом в Оберзальцберге. Но на людях любовники всегда держали дистанцию и скрывали свои отношения. Хотя ночи они проводили в одной спальне.

Из дневника, который вела Ева Браун в те годы, следует, что их любовь отнюдь не была безоблачной. К примеру, Гитлер мог уехать не попрощавшись, намекнуть на грядущее свидание и оставить её напрасно ждать телефонного звонка… По-видимому, у фюрера были и другие женщины: в дневнике содержится упоминание о некоей Валькирии, о которой Ева узнала от жены Гофмана. Архитектор Альберт Шпеер назвал отношение Гитлера к Еве «пренебрежительным». 29 апреля 1935 года она записала в своём дневнике: «Любовь в данный момент вычеркнута из его программы».

В мае того же года Гитлеру провели в клинике «Шарите» операцию по удалению полипа на голосовых связках. Еву Браун в известность об этом не поставили, и она решила, что фюрер её бросил. Это привело к новой попытке самоубийства. На этот раз Браун приняла большую дозу снотворного. Нашла её опять сестра, оказала первую помощь и вызвала врача. К счастью, доза оказалась не смертельной, что впоследствии породило версию об инсценировке суицида.

«Личный секретарь»

Гитлер, узнав о неудавшемся самоубийстве, решил принять меры. В частности, он снял для любовницы квартиру на Виденмайерштрассе, в пяти минутах от его собственной, и даже разрешил ей отныне присутствовать на официальных мероприятиях. В марте 1936 года для Евы была приобретена вилла с садом в элитном районе Богенхаузен. Фюрер был щедр с Евой, давал ей деньги, она активно устраивала вечеринки, принимала гостей.

В начале 1939 года Ева переехала в Берлин, ей были предоставлены апартаменты в рейхсканцелярии, примыкавшие к библиотеке Гитлера, а затем — дом в Бергхофе. Но вместе любовников видели редко. Не присутствовала Браун и на встречах Гитлера с различными высокопоставленными лицами. Посторонним её представляли «личным секретарём» фюрера. Жены нацистских бонз — Магда Геббельс, Аннелиза фон Риббентроп — её недолюбливали, считая особой не своего круга и «высокомерной выскочкой».

Пожалуй, единственным официальным документом того времени, подписанным Гитлером, где упоминалось имя Евы Браун, является его завещание, составленное в 1938 году перед поездкой в Италию. В нём «фройляйн Еве Браун из Мюнхена» в случае смерти фюрера назначалось пожизненное ежемесячное пособие из фондов НСДАП размером в 1000 марок.

Фрау Гитлер

Таким образом, Ева играла определённую роль в жизни Гитлера, но официального статуса «женщины фюрера» не имела. Все изменилось весной 1945 года. В марте Ева вопреки приказу фюрера приехала из Бергхофа в Берлин. Она поселилась в бункере под рейхсканцелярией рядом с Гитлером, который к тому времени физически превратился в развалину: сказались болезни и нервное истощение. Все понимали, что конец неизбежен. 20 апреля фюрер в кругу приближённых в последний раз отпраздновал свой день рождения. Подарком от Евы стала картина в раме, украшенной драгоценными камнями, заранее заказанная ею у ювелира. Риббентроп просил Браун уговорить Гитлера покинуть столицу, но она наотрез отказалась беседовать с фюрером «на такую щепетильную тему».

Вероятно, решение совершить самоубийство было принято Гитлером 22 апреля, когда он заявил, что останется в Берлине. В ночь на 29 апреля 1945 года Адольф и Ева сочетались браком. Обряд бракосочетания провёл чиновник управления гауляйтера Берлина Адольф Вагнер. В роли свидетелей выступили Мартин Борман и Йозеф Геббельс. Невеста была в длинном платье из чёрного шелка, с золотой цепочкой с кулоном из топаза на шее. В первый и последний раз Ева вывела в брачном свидетельстве свою фамилию по мужу: Ева Гитлер.

30 апреля, после того как стало известно о приближении русских войск, всё было решено. Около трёх часов дня чета Гитлер попрощалась со всеми приближёнными и обслугой и удалилась в кабинет фюрера. Считается, что самоубийство произошло приблизительно в половине четвёртого. Оба раздавили ампулы с цианистым калием…

 

Для тех, кто копает глубже и хочет знать больше.

Получай свежие статьи на email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *