Дети императора. Еще одна версия судьбы детей Романовых

Дети императора. Еще одна версия судьбы детей Романовых

 

Уже многое было написано о судьбе последнего императора России и его семьи. Помимо официальных версий их группового расстрела и погребения, существует ряд совершенно противоположных, основанных как на свидетельских показаниях, так и на вещественных доказательствах. К последним можно отнести обнаруженную в 1983 году на кладбище в итальянской деревне Маркотта могилу с надписью на надгробной плите: «Ольга Николаевна, старшая дочь русского царя Николая Романова. 1895-1976». А к первым — уверенность местных жителей, хорошо знавших покойную, в подлинности её происхождения.

Сегодня мы продолжаем рассказ об альтернативных версиях судьбы детей царственной четы — Николая Александровича и Александры Фёдоровны Романовых.

Нетипичный пациент

Лишь под старость врач-психиатр Далила Кауфман решилась открыть тайну, мучившую её около 40 лет…

После окончания Великой Отечественной войны она работала в психиатрической больнице Петрозаводска. В январе 1949 года туда доставили заключённого по имени Филипп Григорьевич Семёнов. В момент доставки пациент находился в состоянии острого психоза.

Однако впоследствии оказалось, что это интеллигентный человек широчайшей эрудиции, превосходно воспитанный, владеющий несколькими языками. А вскоре 45-летний пациент признался, что он — сын императора Николая II и является наследником российского престола.

Вначале врачи отреагировали на это признание профессионально и привычно: параноидальный синдром с манией величия. Но чем больше общались с Филиппом Григорьевичем, чем внимательнее анализировали его горькое повествование, тем больше их одолевали сомнения в правильности своего первоначального диагноза. Дело в том, что Семёнов не горячился, не настаивал на своём, не вступал в споры. И он не стремился задержаться в больнице, не пытался с помощью экзотической биографии облегчить себе жизнь. Параноики так себя не ведут.

Консультантом больницы в те годы был ленинградский профессор Самуил Ильич Генделевич. Он превосходно разбирался во всех тонкостях жизни царского двора. Генделевич устроил странному пациенту настоящий экзамен: гонял его по покоям Зимнего дворца и загородных резиденций царской семьи, проверял даты тезоименитств (дней именин её членов).

Для Семёнова эта информация была азбучной, он отвечал мгновенно и точно. Генделевич изучил историю болезни пациента и тщательно осмотрел его. Отметил крипторхизм (неопущение одного яичка) и гематурию (наличие эритроцитов в моче) — частые последствия гемофилии (несвёртывания крови), которую, как известно, выявили у царевича Алексея ещё в раннем детстве.

А вы знали об этом?  Где искать клад Наполеона?

Наконец, внешнее сходство Филиппа Григорьевича с Романовыми просто бросалось в глаза. Особенно он был похож не на «отца» — Николая II, а на «прапрадеда» Николая I.

Горькая исповедь будённовца

А вот что рассказал загадочный пациент.

Во время расстрела чекистская пуля попала ему в ягодицу (на соответствующем месте у него был шрам), мальчик упал без сознания, а очнулся в незнакомом подвале, где его выхаживал какой-то человек. Через несколько месяцев он перевёз цесаревича в Петроград, поселил в особняке на Миллионной улице в доме архитектора Александра Померанцева и дал ему имя Владимир Ирин.

Но наследник престола сбежал и записался добровольцем… в Красную армию. Учился он в Балаклавской школе красных командиров, потом командовал кавалерийским эскадроном в Первой конной армии Будённого. Участвовал в боях с Врангелем, громил басмачей в Средней Азии. За проявленную храбрость командующий красной кавалерией Ворошилов вручил Ирину грамоту.

Но человек, который спас его в 1918 году, разыскал Ирина и стал шантажировать. Чтобы скрыться от шантажиста, пришлось присвоить себе имя умершего родственника жены — Филиппа Григорьевича Семёнова.

После окончания Плехановского института он стал экономистом, ездил по стройкам, постоянно меняя прописку. Но мошенник всё-таки выследил свою жертву и вынудил отдать ему казённые деньги, за что Семёнов получил 10 лет лагерей.

От первого брака у Семёнова остались три сына — Юрий, Владимир и Константин. А у них рождались только дочери, всего — шесть.

В конце 1990-х годов по инициативе английской газеты Daily Express старший сын Семёнова Юрий сдал кровь для генетической экспертизы. Проводил её в Олдермастенской лаборатории (Англия) специалист по генетическим исследованиям доктор Питер Гил.

Сравнивали ДНК «внука» Николая II Юрия Филипповича Семёнова и английского принца Филиппа — родственника Романовых через английскую королеву Викторию. Из трёх тестов два совпали, а третий оказался нейтральным.

В качестве эпилога этой удивительной истории остаётся лишь сказать, что скончался Филипп Григорьевич Семёнов (он же — цесаревич Алексей?) в 1979 году в возрасте 75 лет и был похоронен в Ленинграде, снова ставшем Санкт-Петербургом в 1991 году.

А вы знали об этом?  Вавилон Неолита

Мытарства гражданки Ивановой-Васильевой

Что касается княжны Анастасии, то она якобы также чудесным образом уцелела после расстрела царской семьи. История её спасения и последующая судьба ещё более удивительны (и более трагичны), а обязана она жизнью… своим палачам. Прежде всего австрийскому военнопленному Францу Свободе (близкому родственнику будущего президента коммунистической Чехословакии Людвига Свободы) и товарищу председателя Екатеринбургской чрезвычайной следственной комиссии Валентину Сахарову (племяннику колчаковского генерала), которые отвезли девушку на квартиру охранника Ипатьевского дома Ивана Клещеева, безответно влюблённого в 17-летнюю княжну.

Оправившись после пережитого, Анастасия скрывалась сначала в Перми, потом в деревушке близ города Глазова. Именно в этих местах её видели и опознали некоторые местные жители, затем дававшие показания следственной комиссии. Четверо подтвердили следствию — это была царская дочь. Однажды невдалеке от Перми девушка наткнулась на красноармейский патруль, её жестоко избили и доставили в помещение местной ЧК.

 

Лечивший её доктор узнал дочь императора. Именно поэтому на второй день ему сообщили, что пациентка умерла, и даже показали её могилу.

А на самом деле и на этот раз ей помогли бежать. Но в 1920 году, когда Колчак потерял власть над Иркутском, в этом городе девушку задержали и приговорили к высшей мере наказания. Правда, потом расстрел был заменён 20 годами заключения в одиночке.

Тюрьмы, лагеря и ссылки сменялись редкими просветами недолгой свободы. В 1929 году в Ялте женщину вызвали в ГПУ и предъявили обвинение: выдаёт себя за царскую дочь. Анастасия — к тому времени по купленному и собственноручно заполненному паспорту Надежда Владимировна Иванова-Васильева — обвинения не признала и, как ни странно, была отпущена. Впрочем, ненадолго.

Используя другую передышку, Анастасия обратилась в шведское посольство, стремясь отыскать уехавшую в Скандинавию фрейлину Анну Вырубову. И получила её адрес. И написала ей. И даже получила изумлённый ответ от Вырубовой с просьбой прислать фото…

И фото сделали — в профиль и анфас. А в Институте судмедэкспертизы имени Сербского заключенной поставили диагноз: шизофрения.

Место последнего заточения Анастасии Николаевны — Свияжская психиатрическая колония недалеко от Казани. Там она и скончалась в 1971 году. Могила никому не нужной 70-летней старушки безвозвратно потеряна — так она лишилась и посмертного права на установление истины.

А вы знали об этом?  Менора - семиствольный светильник Моисея

Была ли Иванова-Васильева Анастасией Романовой? Вряд ли теперь появится возможность это доказать. Но два косвенных свидетельства всё же остались.

Уже после смерти несчастной её сокамерницы вспоминали: она сообщила, что во время расстрела женщины сидели, а мужчины стояли. Гораздо позже стало известно, что в злосчастном подвале следы от пуль так и расположились: одни — понизу, другие — на уровне груди стоящего. Публикаций на эту тему тогда не было.

Ещё она рассказывала, что двоюродный брат Николая II британский король Георг V получил от Колчака доски от пола из расстрельного подвала. Прочесть эту подробность «Надежда Владимировна» не могла. Она могла её только помнить.

И ещё: эксперты совместили половинки лиц княжны Анастасии и Надежды Ивановой-Васильевой. Получилось одно лицо.

Принцессы-самозванки

Разумеется, Иванова-Васильева была лишь одной из тех, кто называл себя чудесно спасшейся княжной Анастасией. Три наиболее знаменитые самозванки — это Анна Андерсон, Евгения Смит и Наталья Белиходзе.

Андерсон (Анастасия Чайковская), по общепринятой версии, в действительности была полячкой, бывшей рабочей одного из заводов в Берлине. Тем не менее, её вымышленная история легла в основу художественных фильмов и мультфильма «Анастасия», а сама Андерсон и события её жизни всегда были объектом всеобщего интереса. Умерла она 4 февраля 1984 года в США.

Посмертный анализ ДНК дал отрицательный ответ: «Не та».

Евгения Смит — американская художница, автор книги «Анастасия. Автобиография российской Великой княжны». В ней она сама назвала себя дочерью Николая II. В действительности Смит (Сметиско) родилась в 1899 году на Буковине (Украина). От экспертизы по ДНК, предложенной ей в 1995 году, категорически отказалась. Через два года умерла в Нью-Йорке.

Ещё одной претенденткой-Анастасией не так давно — в 1995 году — стала столетняя Наталья Петровна Белиходзе. Она тоже написала книгу под названием «Я — Анастасия Романова» и подверглась двум десяткам экспертиз, в том числе по-черковедческой и по форме ушей. Но доказательств идентичности в этом случае нашли ещё меньше, чем в первых двух.

Понравилась статья?

Оцените! Поддержите проект!

Средняя оценка / 5. Количество оценок:

Оценок пока нет. Будьте первым.