Буракумины - каста отверженных в Японии
Люди

Буракумины — каста отверженных в Японии

Социальные предрассудки не чужды даже таким высокоразвитым странам, как Япония. В самом конце прошлого века в Нагано молодая женщина родила своего первенца. Но в тот же день ей сообщили такую новость о её муже, услышав которую она отказалась от собственного ребёнка. Как, впрочем, и от мужа. Ей сказали, что супруг — буракумин…

Особь последнего сорта

Кто же такие буракумины, если женщины отказываются от собственных детей, рождённых от них? В Японии не принято говорить об этом, несмотря на то, что таких людей в стране примерно 3 миллиона. Буракумины — потомки касты отверженных. Этот термин появился сравнительно недавно. Раньше их называли «эта», что в переводе с японского означает «много грязи». Сегодня это слово считается ругательным, и ни один уважающий себя японец его не произносит.

Деление на касты в Японии произошло очень давно. На высшей ступени стояли самураи, далее шли фермеры, ремесленники и торговцы. Но там, где есть высшие, обязательно будут и низшие. Так появилась каста изгоев общества, презираемых всеми. Это были люди, чья деятельность так или иначе была связана с грязью, кровью и любыми видами убийств.

Например, те, кто занимался забоем скота, кто работал с кожей, выделывая её и изготавливая кожаные изделия, кто убирал улицы, вывозил мусор… А ещё кладбищенские рабочие, палачи и… артисты. Этим категориям людей полагалось жить в специальных местах, называемых бураку.

В Японии считалось, что человек, соприкасаясь с подобной деятельностью, накапливает в себе кэгарэ — ритуальное загрязнение. Именно поэтому «нечистые» люди жили отдельно и не имели права создавать семью с выходцами из других каст. Существовало твёрдое убеждение, что все эти «нечистоты» передаются по наследству, без учёта дальности родства.

Странно, что в буракумины попадали люди, совершенно не связанные профессией с грязью и кровью. Например, производители зонтов и саке, кисточек и туши, а также звонари, гончары. Все они считались неприкасаемыми — такими же, как преступники, женщины лёгкого поведения и религиозные отступники.

Раньше буракуминов обязывали носить специальную одежду, по которой их сразу можно было отличать от приличных людей. Кроме того, при встрече с человеком выше его по происхождению буракумин должен был снять головной убор. Этим отверженным была заказана дорога в храмы и общественные бани. Их даже хоронили, как домашний скот и собак, в ямах, слегка присыпанных землёй, за пределами кладбищ.

Людей, принадлежащих к касте неприкасаемых, со времён правления клана Токугава (1603-1868 годы) заносили в особый реестр и вели их родословные. Таким образом, буракумины и их потомки официально признавались навечно принадлежащими к позорной касте. Небольшое послабление для них произошло в 1871 году, при императоре Муцухито, который отменил кастовое расслоение общества.

Но только на бумаге. В жизни же всё осталось по-прежнему. Буракуминов, как и раньше, не брали на работу, а хозяева магазинов, где отоваривались неприкасаемые, тщательно мыли полученные от них монеты.

В книге «Настоящие мемуары гейши» есть история о том, как родители главной героини не позволяли ей общаться с девочкой, принадлежащей к буракуминам. А ведь дело было уже в середине XX века!

А воз и ныне там

Кажется невероятным, но даже в современной Японии, этой высокоразвитой стране, буракумины подвергаются дискриминации. Их нынешнее место обитания — специальные поселения на острове Кюсю. Причём 75% этих поселений (4 400 бураку) находятся в сельской местности.

Города для буракуминов и сегодня непозволительная роскошь. Но мегаполисы в наше время разрастаются и наступают на деревню, поэтому некоторые бураку стали городскими кварталами. Но эти районы, такие как Акихабара и Икебукуро, считаются грязными: «порядочные» японцы там не селятся. Понятно, что выглядят они как самые запущенные трущобы.

Кстати, 60% неприкасаемых являются членами якудза. А самый крупный мафиозный синдикат Ямагути-гуми насчитывает 70% буракуминов. В этом нет ничего удивительного: достойные профессии им заказаны, вот они и зарабатывают как могут.

В Японии в порядке вещей считается при приёме на работу выяснять родословную претендента на ту или иную должность. Отдел кадров тщательно проверяет, откуда родом новый работник, не было ли в его роду мясников или обувщиков. Дело в том, что, несмотря на запреты, реестры буракуминов сохранились в архивах некоторых организаций и буддийских храмов.

Но реестры — это ещё не всё. В Японии каждый гражданин должен иметь обязательную регистрацию по месту жительства. Потому службы занятости очень быстро вычисляют, не живёт ли претендент на должность в одном из «грязных кварталов».

Впрочем, большинство неприкасаемых всё равно занимаются тем, чем занимались их предки: работают в мясной и кожевенной промышленности.

Замуж за иностранца

Даже в XX столетии нередки были случаи, когда служители культа, сверяясь со своими архивами, отказывали в церемонии бракосочетания буракуминам, если их избранник или избранница принадлежали к другой касте. Составление реестров было окончательно запрещено только в 1975 году.

Тем не менее, родители женихов и невест до сих пор стараются проверить потенциальные вторые половины своих детей. Для выяснения родословной будущего зятя или невестки в ход идут любые методы: от изучения тех же архивов до найма частных детективов. Никто не хочет родниться с буракуминами. Правда, презрительное отношение к неприкасаемым не афишируется.

И, тем не менее, одна из жительниц Токио, женщина с университетским дипломом, на вопрос, согласится ли она выдать дочь за буракумина, зашлась в негодовании. «Никогда! Даже если дочь будет этого очень хотеть! Я не позволю. Эти люди грязные, и они не японцы!».

Девушкам, чьи предки были буракуминами, мужа найти очень сложно, поэтому они ищут женихов среди иностранцев, да и молодые люди подыскивают невест в чужих странах. А многие просто уезжают из Японии. Поэтому не исключено, что в иммигрантских кварталах той же Америки, например, живут одни лишь бывшие неприкасаемые.

Кроме социальной дискриминации, буракумины постоянно сталкиваются с унижениями в повседневной жизни. Их яростные противники пишут оскорбительные надписи на стенах и заборах домов. А порой разбрасывают листовки с призывами уничтожать неприкасаемых — с указанием конкретных имён и адресов.

Невидимая проблема

В соответствии с негласным табу в Японии никто не произносит слово «буракумин». А раз слова нет, то и проблемы как будто не существует. Японская молодёжь в массе своей даже не догадывается о том, что в стране есть гонимые люди, подвергаемые дискриминации.

Но перемены к лучшему всё же есть. Недавно в Японии вышел закон, запрещающий работодателям при приёме на работу выяснять место жительства соискателя. А частным детективам запретили проводить расследования, связанные с выяснением родословной того или иного человека.

В 2004 году ассоциация «Дзэнкайрэн», которая боролась за права буракуминов, была самоликвидирована. Её организаторы посчитали, что все вопросы по неприкасаемым решены. Казалось бы, проблемы нет. Но в 2009 году в Японии разразился скандал. В Интернете появились старые исторические карты Google Maps, на которых были нанесены места поселения буракуминов.

Поскольку ко всем сведениям, касающимся этой касты, в стране относятся очень осторожно, Министерство юстиции Японии приняло решение убрать с карты названия этих районов. Например, район Токио, который называется Эта, как раньше звали буракуминов, на карте стал безымянным. Данное событие не могло не вызвать возмущения активистов Buraku Liberation League.

По их мнению, таким образом, власти хотят сделать вид, что буракуминов не существует и тем самым снова отмахнуться от проблемы. Ответа от Министерства юстиции до сих пор не последовало.

А вы знали об этом?  Никита Хрущев: жизнь с фальшивыми документами

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *