Блистательная авантюристка леди Стенхоуп
Люди

Блистательная авантюристка леди Стенхоуп

Эту даму называли блистательной, великолепной, изысканной, неповторимой. Её красота и ум пленяли аристократов и политиков. Это о ней сказал король Англии Георг III: «Она соединяет в себе все то, что в отдельности делает мужчину и женщину великими». В числе её гостей были знаменитые учёные, философы, властители дум. О ней до сих пор пишут книги. Ею восхищались, как мало кем в её эпоху, и её ненавидели. Её называли авантюристкой, разбойницей, пираткой. Всё это о ней — леди Эстер Люси Стенхоуп.

Грёзы о величии

Родилась Эстер в Лондоне 12 марта 1776 года. После ранней смерти матери отец Эстер, лорд Чарлз Стенхоуп, не замедлил жениться вторично, что девушке совершенно не понравилось. Она перебралась к своему дядюшке Уильяму Питту, который уже в возрасте 24 лет был премьер-министром Англии. В доме дяди племянница не только образцово вела хозяйство, но и вникала в дела государственные. Очень скоро сиятельный дядюшка и леди Эстер настолько поладили, что Питт стал доверять ей некоторые политические секреты и порой лишь подписывал важные документы, составленные ею. Эстер умела видеть скрытые пружины дворцовых интриг. Её обожатели писали, что девушка обладала поистине королевской внешностью. Но мало ли было в истории некрасивых и не очень умных королев? А леди Стенхоуп отличалась не только дивной красотой, но и выдающимся умом.

Впрочем, идиллия длилась недолго. Уильям Питт умер совсем нестарым, в 46 лет, и правая рука всемогущего премьера в одночасье превратилась в заурядную даму, коих было пруд пруди. Такое положение Эстер не устраивало.

Она покинула Лондон и уехала на Восток, продав все свои родовые имения. А ведь старинный род Стенхоуп славился богатством! Да ещё английское правительство назначило Эстер годовую ренту в знак признательности её заслуг в эпоху Питта. Это и по английским меркам были большие деньги, а в турецких пиастрах — огромные.

Царственной роскошью Эстер ослепила Сирию. За её лошадью скакали 18 всадников, следом двигались 20 гружёных мулов и целая армия слуг. В народе пошла молва о том, какими щедротами осыпала «белая княгиня» вождей друзских и арабских племён. Появилась надежда, что она оросит сирийские пустыни золотым дождём.
А знала ли сама Эстер тогда, чего хочет?

Возможно. Во всяком случае, она посетила сияющую даже в руинах Пальмиру. Здесь, по словам Эстер, ей явился образ древней амазонки, царицы Пальмиры Зенобии. Та когда-то объявила о независимости от Рима и за короткое время подчинила своей власти всю Сирию, восточную часть Малой Азии и Египет. Она сдалась только тогда, когда на Пальмиру обрушились неисчислимые легионы Аврелиана. И если Зенобию считали второй Семирамидой, почему бы леди Стенхоуп не стать второй Зенобией?

Разделяй и властвуй

Политическая ситуация к тому времени сложилась для такой авантюры подходящая. Хотя Сирия принадлежала Турции, правитель Египта Мехмет-Али восстал против султана.

Мехмет-Али был личностью весьма своеобразной. Будучи формально турецким генералом и наместником Египта, он вёл себя как самодержец и с Османской империей воевал. Деспот и тиран, он привёл египетские дела в полное расстройство, опустошив казну и вызвав своей политикой крайнее недовольство Англии, Франции и России. А местное население (племена Сирии) поддерживало то султана, то Мехмета-Али, а порой и обоих сразу. Словом, положение для опытной политической интриганки выглядело удачнее некуда. Разделяй и властвуй, что ещё?

Пророчество и призвание

Леди Эстер обосновалась поблизости от Пальмиры. Для начала она взяла в аренду ни много ни мало монастырь (!), а потом, наладив при помощи подкупа надёжные связи с шейхами и пашами, выстроила дворец на холме. Она назвала его Дар Джун, что означало «золотой замок». Он потрясал не только великолепием, но и причудливой фантастичностью. Тут были подземные ходы, тайные казематы и загадочные зеркальные залы, переполненные мистической атрибутикой. Именно мистике леди Эстер отводила особое место в осуществлении своих честолюбивых замыслов, а может быть, и сама уже начала опьяняться ею — ведь эта монета, как и всякая другая, имеет две стороны.

Дивная роскошь замка и окружавшая его таинственность лежали в основе того гипнотического влияния, которое оказывала чужестранка на местных жителей. Странная англичанка с головой погрузилась в оккультизм. Колдуны, маги, дервиши, прочая подобная публика практически не покидали Дар Джун. А сама госпожа гадала по звёздам, вглядывалась в хрустальные шары, беседовала с духами… Суеверные арабы приписывали «сивилле Дар Джуна» обладание сверхъестественной силой. И вот в один прекрасный день в замок леди Эстер явился некий не то дервиш, не то шаман и поднёс в дар владелице Дар Джуна старинную книгу, написанную арабской вязью. То, что книга буквально разваливалась на части, придавало большую достоверность содержанию. А содержались в этой книге всякого рода пророчества. Одно из них предрекало скорое пришествие Махди, спасителя арабского мира. А сопровождать его будет «белая женщина — европейка на лошади, родившейся под седлом».

Сейчас уже мгла времён скрыла: то ли дервиш неумеренно фантазировал, то ли они совместно с леди Эстер морочили головы легковерным. Так или иначе, но «избранная» начала деятельно и усердно готовиться к осуществлению своего призвания, подтверждённого в этой новой книге судьбы.

Высокая аудиенция

Главным, конечно, были лошади для Махди и для себя — без лошадей какое же пророчество? И вот в конюшнях леди Стенхоуп появились Аулу и Лейла. Аулу была просто хорошей лошадкой чистых арабских кровей. А вот у Лейлы спина была впалая. На скачках такие лошади не ценятся, их называют «родившимися под седлом». Ага, вот и пошло в ход пророчество! Две лошади наготове — Лулу для Махди, Лейла для его спутницы.
Когда немецкий путешественник, писатель и географ, герцог Поклер-Мускау посетил леди Эстер в Дар Джуне, она милостиво удостоила его чести быть представленным… лошадям.

Совершенно ошеломлённый герцог затем вспоминал, что лошади «приветствовали его благосклонными наклонами головы, словно высокие особы, дающие аудиенцию».

Королева Пальмиры

Расточаемые без счёта драгоценные дары обеспечивали леди Стенхоуп расположение местной знати, а простой люд зачаровывали таинственность, мистицизм и вера в скорое исполнение пророчества. Ловко манипулируя настроениями мелких князьков, то натравливая их друг на друга, то вновь миря, леди Эстер без особого труда сумела сделаться полновластной повелительницей Пальмиры.

50 тысяч арабов единодушно провозгласили Эстер королевой Пальмиры, так стали титуловать эту необыкновенную женщину и в Европе. Воюющие стороны умоляли её о поддержке или хотя бы нейтралитете. А Эстер в своём высокомерии дошла до того, что однажды ответила Мехмету-Али так, как могла бы ответить римскому императору царица Зенобия. Дело в том, что после поражения под Акрой множество албанских воинов нашли убежище в Дар Джуне. Мехмет-Али потребовал их выдачи. Королева надменно ответила:
— Приходите и заберите их, если сможете.
Мехмет-Али вынужден был отступить…

Встречи с королевой искали многие европейские путешественники, а она принимала гостей лишь в исключительных случаях и при соблюдении церемониала. Эстер одевалась султаншей и курила наргиле (подобие кальяна). Со слугами она обращалась как настоящий восточный деспот — малейшая провинность, и бамбуковая трость в руках королевы обрушивалась на спину несчастного. Во дворе замка она велела врыть два кола, недвусмысленно намекая, что может и посадить на них провинившихся.
Но… тучи сгущались над столицей королевы, а вскоре грянул гром.

Так проходит мирская слава

Как нельзя более уместно здесь это латинское изречение: «Так проходит мирская слава». Аура власти начала меркнуть — не в последнюю очередь из-за того, что королева, безудержно соря деньгами, разорилась. Кредиторы в Англии, где она занимала огромные суммы, наложили арест на ренту. Исчезли дорогая мебель, драпировки, украшения, драгоценности. А поскольку шейхи теперь покидали Дар Джун с пустыми руками, то и не возвращались более.

Вера простого народа тоже пошатнулась. Белая женщина утратила покровительство тайных сфер, и пришествия Махди, вероятно, в скором времени ждать не приходится. Куда-то пропали даже Лулу и Лейла. По одной из версий, хозяйка приказала уничтожить их, чтобы не попали в чужие руки… Из слуг остались лишь несколько самых верных, да и то ненадолго. Гости больше не напрашивались на аудиенции. Но пришёл последний, страшный гость — болезнь. Королева страдала, у неё начались судороги.

Когда слухи о её болезни достигла Бейрута, английский консул поспешил в Дар Джун в сопровождении американского миссионера. Они прибыли 23 июня 1839 года. В замке никто не вышел гостям навстречу. В ограбленной дочиста спальне они увидели покойницу.

Мужчины вынесли тело в сад и закопали под миртовым кустом — даже без гроба, лишь поставили знак над сиротской могилой. И только звёзды молча смотрели вниз — те самые звёзды, у которых она так часто просила совета и помощи и которые так жестоко обманули её.

 

Для тех, кто копает глубже и хочет знать больше.

Получай свежие статьи на email:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *